Наша жизнь

МЕРОПРИЯТИЯ

Не даром говорят, что скаутский год делиться на 50 недель подготовки и 2 недели лагеря (это как минимум, но есть дружины, которые могут устраивать лагерь не только на 4 недели, но в добавок проводят курс для вожаков (КДВ) или курс начальников единиц (КНЕ) на неделе до лагеря). Может быть это преувеличено, но лагерь всё же является самым ярким и интересным моментом в жизни разведчика.

Ребёнок, живущий в городе, подвергнут влиянию массы, телевизора, дешевых развлечений. Поэтому самым ценным в лагерной жизни является возможность руководителя помочь ребятам в развитии их хороших качеств в этой «лесной школе», которая приучает к самостоятельности, воспитывает чувство любви к природе и развивает дружбу.

Все же остальные недели разведчики не только готовятся к лагерю, изучая теоретические части разрядов на сборах, получают практические навыки в походах, веселятся на сборах дружин, где проводят «день матери» и ёлку, устраивают блины и пельмени в приходах, но участвуют в паломничествах в Св. Землю, юбилейных слётах в разных частях мира и, когда считают себя взрослыми, на скаутских балах (где трудно угадать кто-кто в прекрасном бальном платье или в смокинге по сравнению с лагерной формой).

Лучше всего рассказать о такой жизни разведчика словами очевидца – автора.

Волшебные Блины
инс. Екатерина Гончарова

“…Горшочек варит и варит. Уж вся комната полна каши, уж и в прихожей каша, и на крыльце каша, и на улице каша, а он всё варит и варит...” (Горшочек каши, сказка братьев Гримм)

В воскресенье, 6-го марта, 2011 г., в Свято-Иоанно-Предтеческом Соборе в городе Вашингтоне, О.К., после англоязычной и славянской служб, проводились скаутские блины в церковном зале. Это мероприятие приносит большой доход Дружине "Путивль" для подготовки и проведению летнего лагеря, так что все стараются помочь как можно больше.

Под управлением шин. Наталии Феринде, которая организовала дежурных и все закуски, оба обеда прошли с большим успехом. "Рано утром на рассвете", под проливным дождем, приехала первая команда замешать тесто. Кухней руководила инс. Екатерина Гончарова, с помощью шин. Лидии Вахтель, држ. Зинаиды Гончаровой, и мамой Лиды, Раисы Рябцевой. Они быстро замешали четыре 19-литровых ведра блинного теста а потом, когда освободились, еще два ведра. К восьми утра тесто из них переливалось и когда начали печь, оно все продолжало подниматься и приходилось сливать в разные сосуды и спасать его! Оказалось эти ведра бездонные, волшебные, как горшочек в детской сказке!

С помощью многих руководителей, разведчиц, одного витязя и матерей, включая скм. Светлану Фалкон и Надeждy Ефремовy, которые уже годами (больше 30-ти) непрестанно помогают, и сами пекутся над горячей плитой (Aх! Вот их секрет молодости! Ежегодная блинная сауна!), напекли за 1000 блинов! И ещё некоторые привезли заранее изготовленные блины, так всего было за 1300!

Разведчицы чередовались у прилавка, быстро выдавая горячие блины и все традиционные закуски к ним - масло, сметану, яйца, лук, селёдку, сёмгу, тараму и конечно, икру. Сладкое было желе со сливками. Все ели блины с большим удовольствием, запивая их вином, водкой, или другими напитками которые продавались инс. Николаем Бобошко у бара. Разведчики устроили 50/50 лотерею а y кассы сидели инс. Елизавета Хили и вит. Михаил Борисов. Народ разошелся около трёх часов, сытый, напоенный, и довольный.

После скаутских блинов и уборки церковного зала руководители наконец смогли сесть, и собравшись в тесном кругу, провели руководительские блины в новом отстроенном зале на втором этаже (кстати, архитектор перестройки этого этажа наш брат, СТС. Алексей Захарьин). Заведовала устройством руководительских блинов шин. Лидия Вахтель, накрыв обильный стол закусками и напитками. На сладкое лакомились мазуркой, испеченной мужем Лиды. Все были уставшие, но не смотря на это весело провели время. Все поели еще немного блинов, посмеялись, и выпили за всех участвующих и отсутствующих братьев и сестёр.

Паломничество на Святую Землю

«Мы вышли за ворота монастыря в три часа утра. Луны нет, а звезды сливаются со светом наших фонариков, извивающимся змеёй вдоль тропинки. Созвездия видны до малейшей звездочки, как это только бывает в пустыне, за сотни километров вдали от городов. Тропинка скоро превращается в ступени, выложенные монахами-подвижниками в течении многих десятилетий. Невольно считаешь ступени и после восьмидесятой начинаешь сомневаться, что хватит сил взобраться на последнюю, на более чем трехтысячную.

На верхушке горы холодно и прижавшись друг к другу мы стараемся согреться, начинает светать и открывается сказочный вид- во все стороны, волна за волной стелятся горы омытые в тумане, окрашенные алым цветом восхода. Забывается всё, усталость, количество оставшихся ступень, и ты, телом и душой, стремишься на вершину, где 3,300 лет тому назад сам Бог вручил заповеди человеку.

Мы находимся, конечно, на Синайской горе. Из Иерусалима нам взяло больше 12ти часов езды на автобусе, большей частью прямо по ущелью пустынных гор.

И вот тут, на этом ветхозаветном месте, под впечатлением святынь, пропитавших душу за последние десять дней паломничества, у меня зарождается мысль:

"Разведчик верен Богу......"

В дореволюционной России мечта каждого православного была перед смертью поклониться Гробу Господню. Маме было уже 80 лет и мы решили поехать всей семьёй вместе с ней. Мысль привезти на эти святые места ребят дружины «Царское Село» зародилась именно на верхушке Синая при восходе солнца, но решение что это необходимо сделать стало во время полёта домой, когда младшая 11летняя дочка – Тала заявила:

"сейчас я знаю, что Бог есть!"

С тех пор прошли три паломничества и мы готовимся к четвёртому. Вот, что ребята о них пишут:

«Уже жарко в пустыне, хотя только шесть часов утра. Автобус медленно движется вдоль пропасти, покачиваясь и подскакивая по ухабам немощеной дороги. Наконец мы подъехали к самому ущелью, разделяющих два параллельных хребта гор и остановились. Отсюда нам предстоит спуститься пешком до дна ущелья к монастырю Хозевитов.

Мы идём гуськом по тропинке, наши скаутские майки резко выделяются на фоне скал. Через полчаса, за поворотом тропы, перед нами открылась неописуемая картина: в глубине ущелья оазис с быстро текущим ручьём, а на противоположной стороне, освещённый восходящим солнцем, стоит как бы высеченный в скале монастырь.

Через несколько минут нас увидели монахи и начался колокольный перезвон, который продолжался почти пол часа до нашего входа, уже в полной форме, в ворота монастыря».

В каждом паломничестве мы, по дороге в Иерусалим, останавливались на день-два в других интересных местах: при первом в Афинах, потом в Риме и в третьем в Мадриде.

«Перед полётом из Америки начальник миссии в Иерусалиме, о. Антоний, отслужил молебен в часовне аэродрома. В напутственной проповеди о. Антоний сказал, что в такой поездке нас будет сопровождать нечистая сила, стараясь испортить наше настроение. Никто себе не представлял, что с этим мы столкнёмся на следующий день.

В Афинах, между полётами, у нас было шесть часов на осмотр города. На аэродроме нас встретил греческий епископ и пригласил к себе на чай. Мы с большим интересом осмотрели Акрополис и вкусно покушали на веранде ресторана с видом на Акрополис. Но когда мы вернулись на аэродром, нам сообщили, что не хватает мест на десять человек и что они должны полететь на следующий день. После долгих споров нашлось восемь мест, но для двоих никак! Все пассажиры сидят уже в самолёте. А мы все стоим за прилавком агента. Мы ставим ультиматум: или все вместе летим, или никто! Проходят ещё полтора часа, а мы не сдаёмся. Наконец, из первого класса высаживают пассажиров и нас всех садят в самолёт. Мы сознаём, что значить: «Один за всех и все за одного»!

«Все молча стоят в пределе ангела, там, где ангел отвалил камень, закрывающий вход в Гроб Господень. Перед нам узкий и низкий вход к самому Гробу, место только для монаха – сторожа и нас четверых. На истёртой столетними лобызаниями мраморной плите самого Гроба лежит знамя дружины. Начальник дружины стоит на коленях рядом с монахом и даёт каждому входящему свечку. Разведчики входят по три, становятся на колени, ставят свечки и, прикладывая свои нагрудные крестики на самый Гроб, начинают молиться. Иногда заметны слёзы капающие на самый Гроб. Через несколько минут начальник просит кончать молиться и дать возможность другим войти».

«Босиком, по пояс в холодном и быстро текущем ручье, держа снятую одежду в одной руке и зажженную свечу в другой, стараясь не стать на острый камень или на что-то живое (только в нашей фантазии), мы медленно движемся гуськом в Силоамском туннеле. Его приказал высечь в скале, под стеной Иерусалима, Ирод Великий почти 4000и лет тому назад. Туннель длиннее, чем мы ожидали, то расширяется, то сужается, а потолок то заставляет нас сгибаться, то уходит куда-то в тьму. Такого похода у нас ещё не было»!

«Дружина «Царское Село», приказ № 59, Иерусалим, пар.1:
Первый раз за историю разведчества пропет наш гимн, проведён сбор в Святом граде Иерусалиме....»

«Боже дай, чтобы мы завтра...» как то особенно тут звучат слов нашей разведческой молитвы.

Зимний лагерь дружины Царское Село


(Вид на домик и замёрзшее озеро с дороги)

В ясный холодный день под конец декабря к домику на озере Сакандага начали подъезжать разведчики. Это было начало очередного зимнего лагеря дружины Царское Село. Озеро совершенно замерзло и уровень воды пал настолько, что наш «пляж» расширился на несколько десятков футов. Без листвы и под снегом берег озера выглядит совсем иначе, а отсутствие летних жителей дает наслаждаться видом в полной тишине.

Но тишина долго не длилась. Ребята приезжали, тащили свои вещи, скользя по крутой дорожке, устраивались в доме. Там уже растопили печь и температура потихоньку поднималась.

В кухне разбирали продукты, шла уборка. В этом году пребывание обещало быть более удобным поскольку внизу были отстроены трудами добровольцев два совсем новых душа, а на кухне стоял новенький холодильник, подарок ОДР (Организации Друзей и Родителей). Эти обновления всем 25 участникам очень пригодились.

В этом году лагерь также отличался тем, что вели его члены Круга, а двое руководителей только наблюдали и помогали советами. Программа включала лыжное катание, разведку лагерной территории, катание на санках, работы по дому, игры, песни и другое. Конечно каждый день, как и в летнем лагере, начинался с подъема флага.
Было интересно пройтись в гору в лагерь где пруд замерз до дна и можно было по нему гулять что давало совсем непривычные виды лагеря. Еще одно большое впечатление произвело «купание» в озере. Прорубив лед лагерники один за другим бросались в ледяную воду и потом их кутали и они мчались в дом где их ожидала сухая одежда и горячий напиток.

К сожалению на пятый день уже надо было прибирать дом и собираться домой, но все участники остались очень довольны.

инс. С. Недельчев

Паспорт разведчика

Привет: Гость

Приветствую! Мы рады
видеть вас здесь,
зарегистрируйтесь или
зайдите под своим
аккаунтом.

Рекомендуем


Наш баннер

ОРЮР за рубежом