Скм Павел Андреевич Уртьев

Скм Павел Андреевич Уртьев

Краткая разведческая автобиография

Родился 23 февраля 1931 г. в городе Ниш, Югославия. Учился сначала в сербской школе, затем год в русском детском приюте в Белой Церкви, после чего поступил в русский кадетский корпус. В Нише был записан в общество Русский Сокол и ездил в летние сокольские лагеря. Когда грянула война в 1941 г, во время немецкой оккупации, родителей вывезли на работу в Германию, а мы с сестрой оставались в Белой Церкви у знакомых, в ожидании открытия кадетского корпуса и Мариинского девичьего института.

Институт так и не открыли, а корпус открыли в начале 1942 года с большим опозданием. Я поступил в него и окончил 1-ый класс 29-го выпуска. Поздним летом того же года, приехав, якобы только навестить нас, под страхом всевозможных неприятностей, мама забрала нас с собой в Германию.

О скаутизме мы с сестрой узнали осенью 1945 года, после войны в Мюнхене, когда поступили в русскую гимназию при доме «Милосердный Самарянин» в Богенхаузене. Скаутизмом нас заинтересовали наши старшие друзья по гимназии, молодые руководители Владимир Тремль и Георгий Месснер, и скм Лев Гижицкий, приезжавший к нам из другого лагеря, из окрестности Мюнхена. Численность учеников в школе пополнялась очень быстро и желающих поступить в скауты было достаточно, чтобы сразу же образовать женский и мужской отряды. Администрация школы поддерживала это начинание и всячески содействовала этому.

В новообразованной дружине сестра стала начальницей женского отряда, а я стал вожаком, наверное, потому, что я уже был «старшим» моего класса. Наш первый скаутский лагерь был в 1946 году, в Гаутинге, пригороде Мюнхена, где в день св. Владимира мы с сестрой и многими другими дали Торжественное Обещание (ТО) и стали полноправными членами Организации Российских Юных Разведчиков (ОРЮР). Там же я прошел курс для вожаков (КДВ) и в конце лагеря получил лесное имя «Белый Сокол». Будучи в детстве соколом, я назвал свое звено «Сокол», что, по-видимому, и побудило скм Сергея Тарасова назвать меня тем же именем, с прибавлением прилагательного «Белый», так как я всегда был светлым блондином. В этом лагере кроме как со скм Сергеем Тарасовым, я имел счастье познакомиться и со СтСкм Борисом Борисовичем Мартино (ББМ) и со скм Святославом Пелипец. После общего лагеря был проведен курс для руководителей (Х КДР), который сестра успешно сдала и через год получила звание «скаутинсруктора».

В 1947 году, будучи уже в круге старших разведчиков и витязей, я был в одном из лагерей Легау, начальником которых был нач Баварского отдела скм Георгий Лукин. Наш подлагерь назывался «Братство» и начальником его был ски Владимир Тремль. Там же я дал и Торжественное Обещание Витязей (ТОВ). Этот лагерь оказался знаменательным еще и тем, что в нем зародилась идея постановки «Трагедия России». Наш круг устроил серьезный костер на эту тему, и он прошел так хорошо, что тут же было решено над этой темой поработать и представить ее в виде постановки-монтажа на сцене для русской общественности. Эта идея и была проведена в жизнь в следующем году. Такая же постановка повторялась много лет спустя разными дружинами, как в Германии, так и в других странах нашего рассеяния.

В 1948 году англичанину Джону Монэ, «Международное Скаутское Бюро» поручило возглавить всех скаутов перемещенных лиц, находящихся на территории побежденной западной Германии. Он запросил все скаутские организации восточной Европы дать ему по одному скауту – представителю своей нации для создания международного звена «ДП». Я оказался представителем от русских скаутов. Нас было шестеро, представлявших: Россию, Украину, Белоруссию, Эстонию, Латвию и Литву.

Наше звено мы назвали именем «Монэ» и мы стали принимать активное участие во всех последующих международных слетах в Германии. Мы считались штабным звеном и были при Монэ как его переводчики. С Монэ я поддерживал связь до самой его смерти в 1997 году, и даже несколько раз посещал его в Англии.

В этом же 1948 году я переехал в лагерь Шлейсгейм, чтобы продолжить там свое среднее образование. Там уже была большая дружина под руководством скм Левы Гижицкого, и я немедленно включился в работу.

В день св. Георгия 1949 года Шлейсгеймская дружина устроила юбилейный слет Организации, отметив ее 40-летие. На слет съехалось много разведчиков и разведчиц из разных лагерей Германии. Среди большого количества гостей, были несколько архиереев, включая и нашего первоиерарха зарубежной церкви, митрополита Анастасия (Грибановского).

Кроме международных джембори, я также участвовал в лагерях Баварского отдела. В 1949 году на Вальхензее был проведен большой курсовой лагерь, под руководством самого „Старого Волка“, СтСкм. Б.Б. Мартино, с участием сербов, чехов и белорусов. Там я сдал 1-ый разряд и окончил 9-ый Курс Начальников Отрядов (КНО).

В 1950, после окончания гимназии, наша семья переехала в Сан-Франциско, США. Там уже было калифорнийское представительство под руководством скм Всеволода Селивановского, и мы с сестрой включились в разведческую работу. После постановки «Трагедии России» скм Селивановский открыл дружину «Киев» и начальником ее назначил скм Льва Гижицкого. Я же принял кассу дружины и остался на этом посту много лет.

Вскоре после приезда в Калифорнию я поступил в Калифорнийский университет в Берклее, но каждое лето ездил в лагерь, принимая на себя разные должности. В начале 1954 года принял начальство отряда разведчиков „Ермака Тимофеевича“ по совместительству с казначейством и был произведен в первое руководительское звание «скаутинструктора». В 1955 я окончил университет со степенью бакалавра и ушел в американскую армию отбывать воинскую повинность. Оказавшись своего рода одиночкой, я принял на себя должность начальника одиночек в Северо-Американском Отделе (САО) под руководством скм Ростислава Полчанинова. Через год, в чине сержанта, я снова попал в Германию и стал там начальником одиночек под непосредственным начальством СтСкм Б.Б. Мартино. Будучи на этой должности, во время выходных я ездил по стране, навещая своих одиночек. Одного из них я готовил к международному джембори в августе 1957 года в Англии. Я же сам на джембори не попал, потому что в июле 1957 года закончил службу и вернулся домой в Калифорнию, где меня уже ждали в лагере на должность заведующего хозяйством.

В начале учебного года я снова поступил в университет, продолжая образование, но не прерывал работать в дружине, приняв на себя снова казначейство и другие нагрузки по мере надобности, включая и работу в летних лагерях. Следующие 7 лет, до 1964 года, помимо разведческой работы я был загружен учебой в университете (степень магистра в 1957 году и степень доктора в 1964 году), семейными делами (в 1961 году женился на ст. раз-це Светлане Домбровской, дочери местного соборного протоиерея о. Николая Домбровского), а также и церковными делами, будучи выбран в приходской совет при соборе Пресвятой Богородицы «Всех Скорбящих Радости» в Сан-Франциско, в самый разгар строительства нового собора. В 1962 г. я стал секретарем приходского совета, что еще больше загрузило меня в то время, когда надо было работать над докторской диссертацией и думать об устройстве семейной жизни.

В 1964 г. я был избран в Главный Суд Чести (ГСЧ) председателем и пробыл на этом посту до 1971 г., совмещая должности зам. нач. САО, казначея САО и казначея ГК. В середине 1966 г. я стал скаутмастером. В 1971 году СтСкм Ромил Жуков взял меня в свои заместители, и я сдал свою должность в ГСЧ, но зато принял на себя руководство Главной Квартирой (ГК). Через три года был выбран Старшим Скаутмастером и оставался на этом посту до 1985 года. Во время моего срока, в 1979 г., произошло историческое событие, воссоединение ОРЮР и НОРС, которые с 1957 г. официально считались расколотыми. В этом же юбилейном году мне, как старшему скаутмастеру, впервые удалось посетить все отделы и представительства нашей организации за рубежом. Оставив пост СтСкм, я продолжил свою деятельность в ГСЧ до 1997 года, совмещая ее с должностями зам. нач. ЗАО, председателя строительной комиссии Дома Русского Скаута в Сан-Франциско и члена Совета ОРЮР, как предыдущий СтСкм.

В конце 2008 г. я вышел на пенсию, но по разведческой линии продолжил работать в Совете ОРЮР, в Орденской Думе и по казначейству Главной Квартиры.

Награды:
«Золотая пальмовая ветка»: 4-ой ст. (1947 г.), 3-ей ст. (1972 г.)
Бронзовая юбилейная медаль: 1949
Серебряные Юбилейные медали: 1959, 1969, 1979, 1989, 1999, 2009
Медаль 25-летие Австралийского Отдела (1980 г.)
Медаль в память 100-летия со дня рождения ОИП (1982 г.)
Медаль в память 1000-летия Крещения Руси (1988 г.)
Медаль 50-летие Австралийского Отдела (2005 г.)
Орден Белого Медведя: 2-ой ст. (1977 г.), 1-ой ст. (1983 г.)

Паспорт разведчика

Привет: Гость

Приветствую! Мы рады
видеть вас здесь,
зарегистрируйтесь или
зайдите под своим
аккаунтом.

Рекомендуем


Наш баннер

ОРЮР за рубежом