Всеволод Владимировоч Селивановский

(1925-1988)

Сева (Всеволод Владимирович) Селивановский родился в Белграде (Югославия) 15 мая 1925 г. Живя в Белграде, он окончил русскую начальную школу и поступил в Русско-сербскую гимназию. Осенью 1937 г. в Белград приехал Боря (Борис Борисович) Мартино, (1917-1962) который взялся за реорганизацию II БОРС - Второго Белградского отряда русских скаутов, Сева был одним из первых записавшихся к Боре в отряд. На зимних сборах скауты-разведчики готовились к сдаче III разряда (вступительного экзамена), а в июне 1938 г. Сева поехал в лагерь Белградской дружины на гору Авала в 20 км от Белграда.
В июне я приехал в Белград из Сараева сдавать экзамены, и в перерыве между ними решил посетить лагерь. Начальник лагеря - Боря Мартино нашел мне сразу применение. Он дал мне записку с именами новичков, желавших сдать испытание на III разряд. Среди кандидатов был и Сева Селивановский. Боря показал мне на его имя и сказал: "Это тот самый, который составил страницу юмора в последнем номере разведческого журнала "Мы". Все сам придумал - и текст и иллюстрации".

Естественно, что я решил с него начать. Сева сидел на кухне и вместе с другими дежурными чистил картошку. Я ожидал увидеть взрослого парня-художника, а ко мне подошел мальчик, которому недавно исполнилось 13 лет, выглядевший, к тому же, моложе свих лет.

В Сараево мне приходилось уделять много внимания родиноведению - истории и географии России, но так как Сева все это проходил в русской гимназии, я решил задать ему только несколько вопросов по истории разведчества.

Сева отвечал мне с каким-то подъемом и с огоньком в глазах. Он рассказал как Пантюхов, собрав группу мальчиков призвал их быть готовыми служить Богу и Родине, и как они сразу откликнулись на этот призыв, как в годы мировой войны мальчики, которым было рано идти в армию, объединялись в скаутские отряды для помощи тылу, как большевики запретили скаутскую организацию, "а мы ушли тогда в подполье".

Сева говорил "мы" так, как будто бы это он встречал на вокзалах поезда с раненными и участвовал в подпольной скаутской работе. Я не спросил Севу какой родине он готовится служить. Ясно было, что он имел в виду Россию. Ясно было, что из него получится ценный работник. Спросив для формальности нарисовать несколько дорожных знаков и завязать пару замысловатых узлов, я велел Севе идти обратно на кухню. Он мне сказал "спасибо" и не спросил, как это часто делали другие, сдал ли они испытание или нет. Мне кажется, что когда наши взгляды встречались, он чувствовал во мне единомышленника и не сомневался, что он сдал вступительный экзамен.
Кто бы сказал, что Сева потом сможет с полным правом сказать, - " а мы тогда ушли в подполье". В апреле 1941 г. Германия напала на Югославию, страна была оккупирована, скаутская организация запрещена, но русские скауты-разведчики решили уйти в подполье. Олег Поляков, начальник подпольного Сербского отдела, решил провести КДР - Курс для руководителей, на который взял пять человек, в том числе и Севу. В сентябре 1941 г. эта небольшая группа под видом рабочих собирающих виноград поехала к русскому хозяину виноградника под г. Смедерево. Там Сева получил нужную подготовку и через год, имея только 17 лет, стал начальником подпольного Сербского отдела. В историю разведчества он вошел как самый молодой начальник отдела. Ни до него, ни после, не было ни одного 17-ти летнего начальника отдела. За свою подпольную работу Сева был награжден специально для этого учрежденным знаком "За верность" 2-й степени (приказ Но. 9, пар. 10 в 1943г.

Конец войны застал Севу в Австрии. Он сразу начал налаживать связь с "ди-пи" лагерями и стал, до своего формального назначения, общепризнанным фактическим начальником Австрийского отдела ОРЮР - Организации Российских Юных Разведчиков.

В конце 1945 г. Сева возобновил издание журнала "Мы", и пока был в Австрии, выпустил 7 номеров. В сентябре 1946 г. Сева получил разрешение переехать из Австрии в Германию, в "ди-пи" лагерь Менхегоф, где проживала его мать и его единоутробный брат Владимир Дмитриевич Поремский (1909-1997) со своей семьей. Его брат, видный член НТС, был арестован нацистами и только к концу войны, по требованию генерала Власова, был освобождён из концлагеря Заксенхаузен.

В "Кровавое воскресенье" 12 августа 1945 г. в "ди-пи" лагере в Кемпдене состоялась выдача 80 бывших советских граждан. Правда, большевики получили всего 48 человек, так как другим удалось по дороге бежать, но не было гарантии, что Кемпденское "Кровавое воскресение" не повторится где-нибудь в другом месте. Незадолго до приезда Севы в Менхегоф, были выдачи пленных воинов РОА в Римини (Италия) и Бад-Айблингене (Германия.) По всей Германии было немало скрывавшихся власовцев, за которыми охотились репатрианты. Одна такая группа в 120 человек, так называемых "власовских кадет", молодых людей в возрасте от 17 до 22 лет, бывших курсантов при 2-й дивизии РОА, скрывая свое прошлое, работала на военном аэродроме "Рим" под Мюнхеном. У НТС с ними была связь и Болдырев, подготовляя переезд русских в Марокко, считал, что их надо будет туда отправить в первую очередь. Их надо было снабдить "липами" (фальшивыми документами) и руководство НТС возложило это на Севу Селивановского.

Приехав в Менхегоф, Сева пришел ко мне, но не просто так, а по делу. Рассказав вкратце о работе ОРЮР в Австрии и о первых шагах югославянских скаутов, которые были тогда в моем ведении. Сева сказал, что для меня, как коллекционера, он привел маленький подарок. Это было отпечатанным на тряпке партизанским удостоверением, которое зашивалось в одежду, чтобы немцы при обыска не могли его обнаружить. Я был очень тронут и обрадован такому подарку и на вопрос Севы о документах военных лет, собранных мною, извлек объемистую папку. Сева все очень внимательно рассматривал и вскоре попросил отдать ему круглую немецкую печать и еще кое-какие документы из моей коллекции для одной очень важной цели. Он мне прямо сказал, с условием, что это останется между нами, что ему поручено изготовить "липы" для спасения жизней более чем сотне солдат.

И печать и бланки я случайно нашел в одном письменном столе, который был привезен в Нидерзахсверфен в канцелярию лагеря из одного опустевшего немецкого учреждения. Бланки оказались удостоверениями для иностранцев об их работе у немецких крестьян, что подтверждалось печатью, оказавшейся тоже в моих руках.
Но этого Севе было мало и он взял у меня немало других документов Принадлежавших мне, он обещал вернуть, а не касавшиеся лично меня он спросил разрешение не возвращать. Он объяснил мне, что с документов, которые он должен будет мне вернуть, он должен будет срисовывать печати, а на тех, которых не надо возвращать, он будет просто обводить рисунок химическим чернилам, после чего документы будут уничтожаться.

Рисунок, сделанный химическим чернилам, накладывался на шапирографную ленту (кусок полотна покрытый смесью желатина с глицерином), затем к этому месту прикладывался "липовый" текст, на котором появлялся оттиск нарисованной Севой печати. Отличить печать Севиной работы от оригинала было просто невозможно. В моей коллекции хранится одна Севина "липа" как интереснейший документ времени.

Для работы с разведчиками у Севы времени не было. Он спешно готовил свои "липы", а короткое время для отдыха проводил с Таней Куцеваловой, на которой он вскоре женился. Свадьба состоялась в феврале 1947 г., после чего молодожены уехали в Регенсбург. Там Сева вернулся к разведческим делам. Приказом Ст. Скм. Но. 11, пар. 8 от 26.7 1947 он был назначен сотрудником ГК - Главной Квартиры, а пр. Ст. Скм Но. 21, пар. 2 от 14.4.1948 ему был поручен сектор информации. В мае 1948 г. под его редакцией появился первый номер "Вестника разведчика", который выходит поныне под названием "Вестник руководителя". <>/p

Сева с супругой прибыли в Калифорнию в США в декабре 1949 г. и вскоре (в 1950 г.) Сева получил работу в военной школе иностранных языков (Army Language School) в Монтеррее, где постепенно получил руководящую должность, на которой остался до конца своих дней (23 января 1988г.)

Сразу после приезда в США Сева был назначен пр. Ст. Скм. Но. 31, пар. 7 от 21.12.1949 г. представителем ОРЮР на Калифорнию. Он подготовил и провел первый лагерь с 6 по 20 августа 1950 г., а в ноябре того же года Сева способствовал успешному проведению постановки монтажа "Трагедия России" Сан-Франциско, в результате чего там же 19.11.1950г. была основана дружина «Киев».

Летом 1951 г. Сева возобновил издание разведческого журнала "Свисток", который до 1950 г. выходил в Германии. Начал с Но. 16, а закончил номером 37 за май-июнь 1954 г., после чего стал редактором нового объединенного журнала с парижским журналом "Гвоздь" под общим названием "Скаут-разведчик", который с Но. 94 за ноябрь 1996 г. выходит в Москве. Сева выпустил 27 номеров (последний за август 1968). Выпуская "Свисток", Сева выпускал к нему приложение "Вестник разведчика" (до Но. 29 за янв.- февр. 1953г. включительно.

Калифорнийское представительство было приказом по САО - Североамериканскому отделу Но.1, пар.3 от 10.11.1951 г. переименовано в Калифорнийский район под Севиным же руководством. В Монтеррее 8.4.1954 г. Сева основал 4 сводный отряд "Камергера Рязанова" (пр. САО Но. 11, пар.3 от 1.8.1954) и руководил этим отрядом до передачи его инс. Димитрию Аренсбургеру (пр. САО Но. 30, пар.1 от 6.12.1959).

На выборах 1958 г. Сева был избран начальником САО (пр. САО Но. 25 от 6.5.1958), а в 1961 г.. Совет ОРЮР избрал Севу заместителем Ст. Скм. (пр. Ст. Скм. Но. 80, пар.3 от 19.11.1961) на срок 1962 – 1964гг.

После первого же срока Сева снял свою кандидатуру на должность нач. САО и в январе 1962 г. на эту должность был избран скм. Анатолий Михайлович Жуковский (1905-1998) (пр. САО Но. 37, пар.1 от 2.2.1962). После смерти Ст. Скм. Бориса Борисовича Мартино 22 июля 1962 Сева возглавил ОРЮР (пр. Но. 82, пар. 1 от 12 августа 1962г.) до конца этого года. Его разочарование в связи с общим упадком разведческой работы, (это чувствуется в его статье "Наш юбилей" в СкРк Но. 20 июнь 1959). Если СкРк Но. 21 вышел в ноябре 1959 г., то следующий Но. 22 вышел в декабре 1966, в котором, в своей невеселой статье "Русский язык", Сева рассказал о том как он преподает в военной школе русский язык американцам. Что думал и что переживал Сева видно в следующих номерах журнала. Выпустив свой последний номер 27 в августе 1968 г., Сева почти совсем отошел от разведческой работы, но не отказывал в помощи, когда к нему обращались. Так ему принадлежит рисунок юбилейного знака 1979 г. Свои статьи и рисунки Сева часто подписывал лесным именем "Волчий Клык". Его странички юмора нередко снова появились на страницах СкРк.

В связи с отказом Севы занять должность Ст. Скм. Совет ОРЮР избрал Ст. Скм. до конца срока покойного Мартино Ромила Гавриловича Жукова (р. 1908 г.), который вступил на эту должность 15.1.1963 г. (пр. Ст. Скм. Но. 85, пар.1 от 21.1.1963).

В конце 1950-х гг. Сева составил иллюстрированный "Спутник разведчика" (мягкая обложка в три краски), который многократно переиздавался: в Лос-Анджелесе (ксерокопия), в Сан-Франциско (желтая плотная обложка с черным типографским текстом) в Нью-Йорке (желтая плотная обложка без текста), копия сан-францисского издания и затем в 1991 г. Европейским представительством ОРЮР и в Черноголовке в 1992г.

Defense Language Institute Presidio of Monterey выпустило 12.2.1988 г. листовку In Memory of Vsevolod “Steve” Selivanovsky/

Р.Полчанинов

Паспорт разведчика

Привет: Гость

Приветствую! Мы рады
видеть вас здесь,
зарегистрируйтесь или
зайдите под своим
аккаунтом.

Рекомендуем


Наш баннер

ОРЮР за рубежом